Сон сегодня приснился. Лечу на самолете типа «кукурузника», может помните, были такие раньше. И вместо того, чтобы приземлиться, как и положено, на каком-нибудь аэродроме, меня сажают в плетеную корзину и спускают на веревке прямёхонько… в воду. Страха не было, было недоумение — как же так? За что? Я же плавать не умею 🙁

Но ничего страшного не случилось, корзина благополучно приземлилась на пристани, где стояли рядами скамейки, как на стадионе. На одной из них сидела женщина с ребенком и по всему было видно, что ей ужасно тяжело и неудобно, она устала. Я предлагаю — давайте подержу.

Малыш так уютно устроился у меня на коленях, что сразу начал засыпать — глазки уже почти закрылись в полудреме, еще секунда-другая и он бы совсем уснул. Но вдруг пацаненок резко открывает глаза и спрашивает:

— Тебя как зовут? Давай знакомиться!
— Лена. А тебя?
— Мальчик.
— Я вижу, что ты мальчик, зовут-то тебя как?
— Никак, просто Мальчик.


Тут зазвонил будильник и что было бы дальше, не знаю. В сонник не полезла, я не умею разгадывать сны, да и не очень верю в них. Мне почему-то сразу вспомнился Просто Кот, который при покупке дома достался нам в наследство. У прежнего хозяина не хватило ни ума, ни фантазии, чтобы дать хвостатому хоть какое-то имя. Впрочем, коту это нисколько не мешало, да и нам тоже.

Чего не скажешь о детях, которым чадолюбивые родители порой дают такие имена, что хоть плачь, хоть смейся. Мне особенно запомнился мальчик по имени  БОЧ рВФ 260602, что означает Биологический Объект Человека рода Ворониных-Фроловых, родившийся 26 июня 2002 года.

У папаши мальца красивое мужское имя Вячеслав. У мамы тоже неплохое, ее зовут Марина. Почему их сын стал «биологическим объектом»? Это уже много лет разбирают журналисты, органы опеки, судьи… И пока без какого-либо результата, хотя папаша дошел уже до Страсбургского суда в своем стремлении назвать сына так, как считает нужным.

Ребенок между тем растет… Как и многие другие, которые вместо Маришки или Иришки стали Виагрой и Приватизацией, а вместо Вовки и Мишки — Болтобоем или Люцифером. И совсем скоро они спросят своих мам-пап почему и за что им такое счастье? Или не спросят? Наверно, что-то в нашем обществе не так, если услышав необычное имя малыша, люди говорят — а что? Прикольно!

Что в имени тебе моем?

Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальний,
Как звук ночной в лесу глухом.
Оно на памятном листке
Оставит мертвый след, подобный
Узору надписи надгробной
На непонятном языке.
Что в нем? Забытое давно
В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно
Воспоминаний чистых, нежных.
Но в день печали, в тишине,
Произнеси его тоскуя;
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я.

А.Пушкин