Наверно, уже в курсе, что в ЦИК отказались зарегистрировать А.Навального в качестве кандидата на пост президента России. Вполне ожидаемый срач на эту тему сейчас идет по всем интернетам, «обеспокоились» этим даже в Госдепе и ЕС, но речь сейчас о другом.

Я не поленилась и просмотрела все заседание ЦИК до последней минуты. И хотя итог его лично для меня был вполне предсказуемым, даже я немного офигела после такого голосования.




Чтобы проще было понять что именно меня зацепило, предлагаю прочитать кусочек стенограммы заседания, которая опубликована на сайте Медиазона:

Перед началом голосования слово попросил Левичев для реплики:

Памфилова. Да, давайте, Николай Ильич.
Левичев. Спасибо. Уважаемые коллеги, судьбе было угодно, чтобы, в отличие от вас, я ознакомился с полемическим талантом Алексея Анатольевича четыре года назад, когда вместе с ним принимал участие в выборах мэра города Москвы.
…Но, вот именно в силу тех обстоятельств, что мы с Алексеем Анатольевичем участвовали в выборах, были соперниками, и он показал намного более лучший результат, чем ваш покорный слуга. Во-первых, я тогда подавал заявление в Московскую городскую избирательную комиссию, о том, что было обнаружено полторы тонны незаконных агитационных материалов в пользу кандидата Навального, но убедился уже тогда, что нормы права в отношении Алексея Анатольевича, они какие-то… как-то носят такой эксклюзивный характер. И любого другого кандидата за такие нарушения конечно бы сняли с выборов, но он продолжил — и довольно успешно — свою агитационную компанию.
В силу этого, Элла Александровна, чтобы соблюсти, как мне кажется, чистоту коллегиального решения Центральной избирательной комиссии, я боюсь, что может быть усмотрен конфликт интересов в моем участии в этом конкретном голосовании, и прошу вашего разрешения в этом голосовании не участвовать.

Вы с подобным встречались когда-нибудь? Я ни разу, хотя на каких только собраниях-заседаниях не приходилось бывать. Но никто никогда, подобно какому-нибудь школяру, не спрашивал разрешения у председательствующего, как у строгой училки — можно я не буду голосовать?

И что на такую просьбу отвечает председатель Центральной избирательной комиссии?

Памфилова. Ну, это ваше право полностью.  У нас как раз нет ни авторитаризма, ни, извините, диктаторства, все свободные независимые люди и представляете институт независимый. Я тут почитала кое-что. ЦИК — независимый институт и никаких команд и окриков нести из страны мы не потерпим и не терпим, мы принимаем те решения, которые соответствуют нашему убеждению и профессионализму, чтобы для всех было понятно.

«Кое-что почитала» — уже хорошо. Но, наверно, не мешало бы в первую очередь прочитать хорошенько Регламент Комиссии, которую возглавляет, где четко сказано, что «при голосовании член Комиссии с правом решающего голоса имеет один голос и голосует лично«.  При этом ситуации, когда «можно, я не буду голосовать?», не предусмотрено. Тебя для того в эту комиссию и посадили, чтобы ты выражал собственное мнение, отстаивал собственную позицию и голосовал — за, против, воздерживался, как угодно, но только не отлынивал.

Памфилова продолжает:

… Уважаемые коллеги, могу я поставить на голосование? Да, ставлю на голосование… Прошу голосовать, кто за? Кто против?

И обращаясь к Левичеву, спрашивает:

— А вы тогда как: воздержались или вообще как будто бы вас нет?

Пипец! И это председатель Центральной избирательной комиссии. Сразу вспомнился Гера Либерман из «Дембеля», когда глядя в чисто поле, он спрашивает салагу:

— Видишь суслика? И я не вижу. А он есть!

Здесь что-то похожее — Левичев есть, но председатель ЦИК его «как бы не видит» и решает:

— Ну, как будто бы его нет, ладно, давайте так. Посчитайте, сколько у нас получилось. 12? 12 за, да.

Я, честное слово, в ауте была. Они мурыжили Навального чуть ли не час, постоянно говорили о законе, о том, что они просто вынуждены его соблюдать, а тут… Человек сидит рядом с ними за столом, и его как бы нет. Это как понимать?

Интересно бы глянуть, что они там в протоколе написали, ведь Левичев не голосовал вообще — ни за решение, ни против, воздержавшимся его тоже нельзя назвать.

После этого заседания у меня появилось несколько вопросов.

Первый. В Регламенте сказано, что Председательствующий во время выступлений членов Комиссии и приглашенных лиц не вправе комментировать их высказывания.

Между тем высказывания Памфиловой в отношении Навального уже на цитаты растащили — и про печеньки, и про то, как она в советские времена отпахала 12 лет на производстве (ага, можно подумать, шпалы таскала, прям запахалась, сидючи в профкоме «Мосэнерго»), и про то, как Навальный собирает деньги незаконным образом и оболванивает несчастную молодежь…

По мне, вела она себя не как Председатель ЦИК, а как базарная баба. Смотреть на все это было очень неприятно.

Второе. В том же Регламенте говорится, что участвуя в открытом голосовании, председательствующий голосует последним.

Между тем на видео четко видно, как Элла Александровна первой тянет руку, попутно оглядывая членов комиссии, кто и как голосует.

И последнее. Вот не стыдно было разыгрывать весь этот цирк? Ведь стопудово и Полонский, и Лурье не сами пришли в эту комиссию, эти так называемые кандидаты были нужны как статисты, на примере которых ЦИК может сказать — мы делаем все по закону, вот и этим «уголовникам» отказали, так что у Навального не должно быть никаких претензий.

А они есть. Потому как ситуация с этим кандидатом очень нестандартная, неоднозначная. Учитывая это, ЦИК вполне мог бы и зарегистрировать его. На худой конец, всегда есть Прокуратура, которая обязана следить за соблюдением законности, в том числе и со стороны Центральной избирательной комиссии.

Но Памфилова решила сама взять грех на душу. И теперь только Богу известно, чем все это закончится, ведь на Руси недаром говорят — не буди лихо, пока оно тихо.