Главная » Интернет-словарь » Дауншифтинг

Счастливый человек — враг экономики. Так считает Виктор Мотовилов. В частности, он пишет:

Экономике не выгоден счастливый человек. Она поощряет максимизаторский подход в сфере потребления. «Выбери лучшее». «Не иди на компромисс». «Ведь ты этого достойна». Счастливый человек мало потребляет и вообще — способен понимать крамольные для экономики вещи. Всех денег не заработаешь. Лучшее — враг хорошего. Не имей сто рублей… Представьте на минуту, что люди всей земли перестали жевать жвачку. И решили всю жизнь пользоваться одним и тем же мобильным телефоном. И раздумали выбрасывать вполне крепкие джинсы потому, что они вышли из моды. И вообще — в один прекрасный день вдруг поняли: богатство ничто по сравнению с социальными связями. Семейными, клановыми, религиозными, культурными, национальными. Именно они, по мнению социологов, делают жизнь человека осмысленной, спокойной и полноценной. Экономика бы рухнула. Счастливый человек — враг экономики.

И тут не поспоришь. В связи с этой статьей сегодня узнала новое словечко — дауншифтинг.

Дауншифтинг

Дауншифтинг – игра на понижение, отказ от навязанных социумом ценностей, возврат к себе, к своим желаниям. Чаще всего дауншифтеры ассоциируются у нас с теми, кто бросил свои квартиры, престижную работу и уехал в Гоа или Таинланд, нежиться под южным солнцем и купаться в океане. Это первое поколение русских дауншифтеров, оно сравнительно молодое, у них еще или нет детей, или они еще достаточно маленькие, чтобы их родителям пришлось задумываться о будущем, и о том, где будет их дом.
Но есть другая категория дауншифтеров, они не просто покидают душный каменный город, меняя его на свободу вольного путешественника по миру, ничем не привязанного ни к одному месту на земле, эти люди уезжают в деревню, уезжают не только для того, чтобы дышать чистым воздухом и общаться с природой, но и чтобы их дети, с одной стороны, выросли свободными от навязанных неестественных ценностей города, а с другой – обрели свой дом, малую родину, место, где находятся их корни, откуда они смогут уйти в большой мир и куда всегда смогут вернуться.

Центральная улица Дубаи

Вот меня никакими калачами не заманишь жить в большой город. И когда я вижу такие снимки, то испытываю только одно — жалость к тем людям, которые вынуждены жить в этих каменных джунглях.